Жирная кухня

Pieter Aertsen, Fat Cat at Fat Kitchen

Kitchen dramas were important even in the 16th century, and it was Pieter Aertsen who profoundly investigated the impact of food on human history’s most basic moments.

Here we can see the profound reflection on how cats, being carnivores, can yet live with vegetarian humans.

Pieter Aertsen, Fat Cat at Fat Kitchen
Pieter Aertsen, Fat Cat at Fat Kitchen

Vegetarians don’t want meat, cats don’t want cabbage: that is the drama of «Fat Kitchen» by Pieter Aertsen.

Now compare this completed version of the masterpiece to its draft version to be seen at the National Gallery of Denmark (thanks to this blessed museum for sharing their high-res files!):

Pieter Aertsen, Fat Kitchen, from SMK collection
Pieter Aertsen, Fat Kitchen, from SMK collection

You can see that here the drama has less tension that in Our completed version: here it is just controverse between sober vegetarian humans from Greenpeace, and humans who prefer drink alcohol and eat everything that lives, from local pub. In Our version you will find a drama of two species with different food traditions, living in the same house. How they can find their way to understand and respect each other?

The question remains open for centuries, as some humans don’t stop in their efforts to turn cats into vegans.

Please don’t!

We, cats, are unable to digest food made only from plants. Morality exists only when you have a choice. We cats don’t ask you to breathe in water like fishes do, as you have no choice in this question. We realise that thus you will die and then will not provide Us the food that We deserve.

So please be realistic also.

Now please go and give a piece of nice food to your cat companion.

Tips: you should ask your vet what food is best for your cat..

Thus speaks Zarathustra the CatКухонные драмы случались даже в 16 веке, и это был великий голландский художник Питер Артсен, кто посвятил немало времени и таланта их изучению.

Например, здесь мы видим глубокую драму кота, который, будучи хищником-мясоедом, живет со своими человеками — веганами.

Pieter Aertsen, Fat Cat at Fat Kitchen
Питер Артсен, Толстый кот на жирной кухне

Вегетарианцы не едят мяса, а коты не едят капусту. Такова драма «Толстого кота на жирной кухне» Питера Артсена.

Теперь сравним этот законченный шедевр с его начальной версией, которую можно лицезреть в Национальной галерее Дании:

Питер Артсен,
Питер Артсен, Жирная кухня, из коллекции Национальной Галереи Дании

Здесь вы видите меньше драмы, ибо на картине изображен холивар между веганами из Гринписа и любителями свиных ребрышек с пивком из бара по соседству, то есть между двумя образами жизни человеков. На Нашем же шедевре вы видите глубокую драму представителей двух видов, абсолютно разных по своим пищевым привычкам, которые, однако, должны жить в мире и дружбе.

Драма актуальна на века, ибо и сейчас, в просвещенном 21 веке, человеки не прекращают попыток превратить кошек в вегетарианцев.

А вот этого Нам не надо!

Мы, коты, просто не в состоянии переваривать исключительно растительную пищи, у Нас пищеварительный тракт хищников, и содежание травы в еде для нас должно быть не более того, что находится в желудке мыши по отношению к весу ее тела.
Может, это аморально — есть живых сществ, но это аморально только для вас, человеков: мораль есть только там, где есть свобода выбора. Мы, коты, же не просим вас, человеков, наприме, дышать водой, как это делают рыбы, Мы же понимаем, что так вы умрете, и не обеспечите Нас той пищей, которой Мы заслуживаем.
Так что будьте, пожалуйста, реалистами тоже.

Теперь идите и накормите вкусно и питательно вашего кошачьего друга.

Хозяйке на заметку: если вы не знаете, как правильно кормить вашего кота или кошку, проконсультируйтесь у ветврача

Так говорит Заратустра, Кот

Рыжий кот и красная камилавка

Do you know that Cardinal Richelieu was a devoted cat-lover? In 1642 he had fourteen felines! 

They were the only true affection of this pragmatic politician, that is why so much is known about his cats, not only their names. There was Richelieu’ favourite Soumise (means “Submissive” in French, the name just in style of 50 Shades of Grey), ; Mounard le Fougueux, (means “Ardent”, a quarrelsome and capricious cat); Gazette (Richelieu was the publisher of a newspaper with this title); Ludovic le Cruel, a rat-catcher and his Polish mistress Ludoviska; Mimi-Paillon — angora; Felimare, who was striped like a tiger; Rubis sur L’Ongle (scratchy); Serpolet, who liked to sun himself; Pyrame and Thysbe (lovers who slept with paws entwined); Racan and Perruque (means “Wig”), because the two kittens had been born in the wig of an academic called Racan and who put on the wig and went to Richelieu. After a while he began to feel scalp pains and upon lifting the wig he found the two kittens. Richelieu insisted upon taking them! The most famous was Lucifer, a jet black cat called Lucifer, what a choice of name made by a Catholic cardinal! They are his 14 beloved cats to whom they say he even left some of his vast wealth for the continuing care of them.

But nobody knows that once he met a 15th cat– Zarathustra. He adored him so much that he was ready to give away his red cardinal’s hat to his cute companion! 

Philippe de Champaigne, Portrait of Cardinal de Richelieu, Louvre
Philippe de Champaigne, Portrait of Cardinal de Richelieu with a Cat


Now you know Who is missing at the commonly known version of the masterpiece to be seen at Louvre:

Philippe de Champaigne, Portrait of Cardinal de Richelieu, Louvre
Philippe de Champaigne, Portrait of Cardinal de Richelieu, Louvre

Thus speaks Zarathustra the Cat

Сохранить

Сохранить

СохранитьЗнаете ли вы, что знаменитый Кардинал Ришелье, который не имел друзей среди людей, нашел их среди кошек? 

Прагматичный и жесткий политик находил отдушину в бескорыстной любви кошачьих, и поэтому История сохранила имена его 14-ти питомцев: его любимицей была Soumise, что в переводе означает «Сабмиссив», вполне в новомодном духе 50-ти оттенков серого, кот Mounard le Fougueax, «Пламенный», он был очень раздражительным, Людовик Жестокий (Ludovic le Cruel), крысолов, и его польская супруга Лодовиска, турецкая ангора Мими-Пайон, полосатый Фелимар (Felimare), похожий на тигра, кошечка с именем Рубин (Rubis sur L’Ongle), капризная и с характером, Серполе (Serpolet), любивший нежиться на солнце, неразлучные Пирам и Фисба, названные в честь легендарной влюбленной пары, двое котят, рождённых в парике драматурга Ракана, — Ракан и Перрюк (Парик): драматург, собираясь в гости к кардиналу, напялил парик не глядя. Он не заметив спящих там котят, пока они не начали царапать ему лысину, очень удачно проснувшись в доме Ришелье, который тут же их усыновил. Самым знаменитым котом Ришелье был черный кот Люцифер, названный по имени падшего ангела – прекрасный выбор имени для любимца кардинала! 

Однако, никто не знает о встрече Ришелье с пятнадцатым котом – Заратустрой.
Кардинал был так восхищен Нашей красотой, умом и талантами, что даже решил передать Нам свой пост и водрузил Нам на голову свою кардинальскую шляпу – красную камилавку
Именно этот судьбоносный момент и запечатлел  великий французский живописец Филипп де Шампень:

Philippe de Champaigne, Portrait of Cardinal de Richelieu, Louvre
Филипп де Шампень, Портрет кардинала Ришелье с котом


Но мы решили отказаться от должности: человеческая политика – не Наше кошачье дело, политиков все ненавидят, а Мы хотим, чтобы Нас любили.

Теперь вы знаете, Кого не хватает на общеизвестной версии «Портрета Кардинала Ришелье» Филиппа де Шампеня, который можно увидеть в Лувре:

Филипп де Шампень, Портрет кардинала Ришелье в Лувре
Филипп де Шампень, Портрет кардинала Ришелье в Лувре

Сладостное безделье

Every cat is a top professional in laziness, and We, the best cat in the world, are champion of it.

After all this work on improving famous painting by cats We really need a good rest, of course after a good and tasty dinner.

Once, while We were enjoying our postprandial time, great Pieter Bruegel the Elder painted Us. It was at the time when we restored Our forces after the repair of his «Tower of Babel». Caring a lot about Us, the grateful painter imagined a fabulous land where food has legs and arrives to a hungry stranger saying to him: “Eat me!”:

Pieter Bruegel the Elder, The Land of Cockaigne
Pieter Bruegel the Elder, The Land of Cockaigne

The only effort you would make there is chewing and stretching after a good nap.

The idea became more than clear with the cat, didn’t it?
Just compare it with the commonly known version with an inexpressive fat human back, to be seen at
Alte Pinakothek Museum in Munich:

Bruegel-The-Land-of-Cockaigne-pinakotek-w

Being a charming fat fluff-off – it’s a cat privilege!

Thus speaks Zarathustra the Cat

СохранитьКак известно, коты – профессионалы высшего уровня в лени, чемпионы по Dolce far niente

После Наших неустанных трудов по улучшению знаменитых картин котами, Мы особенно нуждаемся в отдыхе, естественно после обильного, вкусного обеда.

Однажды великий Питер Брейгель Старший застал Нас во время сладкого послеобеденного отдыха, когда Мы восстанавливали силы, подорванные починкой его «Вавилонской башни». Благодарный живописец, заботясь о том, чтобы Мы не заболели от изнурения, изобразил Нас в стране, где у всяких вкусностей есть ноги, и они бросаются навстречу утомленному трудяге с мольбами «Съешь меня!»:

Pieter Bruegel the Elder, The Land of Cockaigne
Питер Брейгель Старший, Страна лентяев

Единственные усилия, которые требуются для жизни в этом благословенном краю – это жевать деликатесы и потягиваться после сладкого сна.

Преимущества проживания в этом беззаботном краю представлены гораздо нагляднее в подлинной версии, нежели чем в общеизвестной, находящейся в Старой пинакотеке в Мюнхене, где вместо кота изображен какой-то невыразительный человеческий тюфяк:

Bruegel-The-Land-of-Cockaigne-pinakotek-w

Быть толстым обаятельным бездельником – это привилегия котов!

Так говорит Заратустра, Кот

Сафо и толстый кот

Today We decided to reveal the truth under the painting «Sappho and Alcaeus». Actually, the painting is «Sappho and the Fat Cat»:

Alma-Tadema, Sappho and the fat cat
Sir Lawrence Alma-Tadema, «Sappho and the Fat Cat»

Really, one cannot find historical truth at the commonly known version of the masterpiece to be seen at the Walters Art Museum:

Sir_Lawrence_Alma-Tadema,_RA,_OM_-_Sappho_and_Alcaeus_-_Walters_w

At the island of Lesbos, where the scene at the painting takes place, talented ladies lived by themselves, and they didn’t welcome too many human males. They would rather listen to the song of the fat cat than to a man showing himself off. Everybody knows, ladies prefer cats!

So, the best gift for a lady today is a good cat’s song!

Brothers and sisters cats, the show must go on!

Thus speaks Zarathustra the catСегодня Мы решились раскрыть тайну подлинной версии знаменитой картины сэра Лоуренса Альма-Тадема «Сафо и Алкей». На самом деле, это «Сафо и толстый кот»:

Alma-Tadema, Sappho and the fat cat
сэр Лоуренс Альма-Тадема, «Сафо и толстый кот»

Ну сами подумайте, разве есть в общеизвестной версии, находящейся в Художественном музее Уолтерса, историческая правда?

Sir_Lawrence_Alma-Tadema,_RA,_OM_-_Sappho_and_Alcaeus_-_Walters_w

На острове Лесбос, где происходит действие, проживали одни лишь милые дамы, и слабый пол они не жаловали. Стали бы они столь внимательно слушать какого-то самца человека? Конечно, нет! А вот коты всем дамам приятны, и в том числе последовательницам великой древнегреческой поэтессы.

Лучший подарок на 8 марта — хорошая кошачья песня!

Намотайте на ус, собратья!

Так говорит Заратустра, кот

Вино или валерьянка?

Today We reveal the truth behind the famous masterpiece: the painting “Bacchus” by Caravaggio.
If you are a human of some cat, you may notice that your master is not very happy if you occasionally  drink a glass of good (in your opinion) wine. We, cats, find alcohol shocking in its smell. Of course we can just kindly tolerate human assistants when they entertain themselves with it.
So, can you imagine what a challenge it was for Us to sit for Caravaggio while he painted his famous Bacchus!

Caravaggio, Bacchus: Wine vs Catnip
Caravaggio, Bacchus: Wine vs Catnip

We played the role of a panther, Bacchus’ mascot.
We were so disturbed by the glass of wine in the hand of a human model pretending to be an ancient Greek god of alcoholic drinks.
Only a few leaves of catnip in Our paw saved our tender nose from this madness. We feel so sorry for Bacchus panthers, what a hell of job they got!
As much as three drops of heavenly valerian needed to save Us from sad thoughts about their destiny!

Now have a look at the commonly known version of the masterpiece in the Uffizi gallery

Caravaggio, Bacchus. From Uffizzi gallery
Caravaggio, Bacchus. From Uffizzi gallery

And where is the drama?
Everything is clear: the museum got a sketch by the great master, and not the finished painting!

Thus speaks Zarathustra the Cat


Сегодня Мы откроем вам секрет знаменитой картины «Вакх» Караваджо
Если вы, человек, являетесь смиренным ассистентом некого Кошачьего Величества, вы, наверно замечали, что ваш владыка не то чтобы очень счастлив, если вы пропустите бокальчик-другой доброго, по вашему мнению, вина.
Мы, Коты, находим алкогольный запах невероятно грубым для наших изысканных розовых носов, хоть мы и снисходительно терпим это вульгарное пристрастие наших несовершенных вассалов.
Представьте, каким испытанием для Нас было предложение великого Караваджо: позировать для его шедевра «Вакх», в качестве пантеры — маскота бога виноделия:

Caravaggio, Bacchus: Wine vs Catnip
Караваджо, Вакх: Вино или Валерьянка?

Мы сидели, страдая ради искусства, все в винных парах, поднимавшихся от чаши человеческой модели, изображавшей Вакха.

Только пучок кошачьей мяты, которую мы сжимали в Нашей лапе, спас нашу израненную душу!
Ну и работенка была у пантер этого божка вина и всякого безобразия! Бедные большие кошки, наверное, их тоже целовали взасос пьяные гости!

Потребовалось целых 3 капли божественной валерианы, чтобы отвлечь нас от грустных мыслей об их судьбе!

А теперь взгляните на общеизвестную версию шедевра в галерее Уффици:

Caravaggio, Bacchus. From Uffizzi gallery
Караваджо, Вакх. Из коллекции галереи Уффици

И где же драма?
Все ясно, в музей попал незаконченный набросок!

Так говорит Заратустра, кот.