Мяунины, или Жертва моды

Today We would like you to tell the story wich happened once at the court of King Philip IV of Spain in 1656.
The genius painter Diego Velazquez prepared a huge easel, his palette and brushes to create Our portrait to please to the king and his wife, Mariana of Austria (to be seen in the mirror on the wall inside the painting).
Local V.I.P. persons came to pose with Us: two dwarfs, Maria Barbola and Nicolas Pertusato, a huge mastiff (better not to remind his name!), Don José Nieto Velázquez, the head of the royal tapestry works, (to be seen at the back door).
Las Meninas, 2 maids of honor, doña Isabel de Velasco and doña María Agustina Sarmiento de Sotomayor, brought a luxurious little dress with them.
That seemed to Us rather suspicious, and We appeared to be right: the noble ladies decided to make Us wear the dress!

Diego Velazquez, Las Meowninas, or Fashion victim
Diego Velazquez, Las Meowninas, or Fashion victim

«Oh you cute kitty, please put it on»
«Here we are, you put you sweet little paw here, and other there…»
«Izzy, do you think it is a bit narrow?»
«OMG, Mary, I think the kitty ate too many shrimps last time!»
«What shall we do, Izzy? Their majesties will arrive in a minute!»
«Come on Mary, I am not going to close it at the back, but I will just hold it by the collar and nobody will notice!»

The door opens and the royal couple arrives: «Oh you little furball, look at this little infanta, so pretty, you are a good girl!»

Being a professional meowdel, We kindly tolerated all this torture until Her Majesty took a snapshot and posted it on the royal Instagram.

Diego Velazquez, Las Meowninas, or Fashion victim. Detail
Diego Velazquez, Las Meowninas, or Fashion victim. Detail

But all that time We thought in a very loud voice:
«OMG, please stop it, I AM A BOY!!!»

The ceiling cat heard Our prayers and came to watch Us wearing infanta’s dress. He checked in the ventilation hole and left a positive feedback, marking Our outstanding grace.

But nobody expected Spanish inquisition who arrived SUDDENLY and demanded that the cat should be painted over because he was too fat!
At that time there was no campaign for the natural beauty, and the great master just obeyed and painted a pale thin infanta instead of Us!

Look what we have now at the Prado museum:

Diego Velazques, Las Meninas, from the Prado Museum collection
Diego Velazques, Las Meninas, from the Prado Museum collection

Where is the drama of gender identity?

Where is the drama of the struggle between the love for S-size luxurious outfits and the constant hunger and shrimps addiction?

The cat makes every painting more trustworthy!

Thus speaks Zarathustra the Cat

Сегодня Мы вам расскажемм историю, приключившуюся с нами при дворе испанского короля Филиппа IV и Анны Австрийской в 1656.
Гениальный Диего Веласкес приготовил огромный мольберт, палитру и кисти для создания Нашего портрета по заказу высочайших особ.
Местные V.I.P.’ы пришли попозировать с нами: карлики  Мария Барбола и Николасито Пертусато, огромный мастиф (не будь к ночи помянут), и гофмаршал дон Хосе Ньето, родственник Веласкеса, тоже попал в компанию по блату.
Ну и конечно менины, 2 статс-дамы, донья Мария Сармиенто и донья Изабелла де Веласко, которым пришло в голову одеть Нашу драгоценную особу в парчовое платье!

Диего Веласкес, Мяунины, или Жертва моды
Диего Веласкес, Мяунины, или Жертва моды

«Иди сюда котюнечка-толстюнечка, сейчас мы будем такими красивыми!»
«Вот сюда мы сунем твою сладкую лапку, а эту сюда!»
«Иззи, как ты думаешь, не узковато лии вышло?»
«Боже мой, Мэри, похоже кисуня кушал слишком много креветок в последнее время!»
«Что же делать, Иззи? Их величества на подходе!»
«Без паники, Мэри, застегивать здади не будем, я просто попридержу его за ворот, никто ничего и не заметит!»

И вот отрывается дверь, королевская чета прибывает, и начинается: «Ой какая мимиишечка, маленькая инфанточка, хорошая девочка!»

Диего Веласкес, Мяунины, или Жертва моды. Деталь
Диего Веласкес, Мяунины, или Жертва моды. Деталь

Мы, конечно, профессиональная модель, и милостиво терпели благородные сюсюканья, пока королева не сфоткала Нас и не запостила в высочайший инстаграм

Но все это время Мы мысленно кричали:
«Оссподя, останови их, Я ЖЕ МАЛЬЧИК!!!»

Потолочный кот услышал Наши молитвы и явился посмотреть как Мы позируем. Он даже успел зачекиниться и оставить позитивный отзыв, но тут ВНЕЗАПНО появилась испанская инквизиция и потребовала немедленно закрасить кота, потому что он слишком толст для модельной одежды!

Скрепя сердце, гений написал вместо Нас бледную тонкую инфанту

И смотрите, что Мы теперь имеем в Музее Прадо:

Диего Веласкес, Менины, из коллекции музея Прадо
Диего Веласкес, Менины, из коллекции музея Прадо

И где здесь драма гендерной идентификации? вечной борьбы между любовью к брендовым шмоткам и непрекращающимся голодом?

Ведь кот делает каждую картину гораздо более убедительной!

Так говорит Заратустра, Кот

Ох… Ну хорошо, котик!

All humans worry a lot what their cats are doing when they stay alone at home.
To know what could be done, just check «Cat shaming» Internet meme that says a lot about feline fantasy in home alone entertainment.
But «shame» is a wrong word because cats, being masters of humans, can never feel remorse, and obedient humans should just accept them as they are and be happy.

Great artist Roy Lichtenstein though about this, creating his famous painting «Ohhh…Alright…», wich appeared to be a diptych:

Roy Lichtenstein
Roy Lichtenstein «Ohhh…Alright, kitty…»

Now We kindly reveal the missing second part of it, depicting Us, Zarathustra, the Cat, calling to Our human, while she is away for some exhibition, and reporting about the innovations that We generously made at her house.

Now the meaning of the first part of the painting (by the way, sold at US $42.6 million at Christie’s in 2010 becomes clear. The girl hearing from her cat «I have torn your tax return, I chewed your TV cable, I peed in your sandle» just accepts her fate. She is ready to return home immediately and give to her sweet bandit a lot of hugs and belly rubs he deserves.

We humbly suggest this second part of the masterpiece to be sold at Christie’s at maybe $52,6 million (inflation, you know).

We promise to give all the proceedings to noble cat welfare aims helping rescue cats around the world

Christie’s, where are you? Don’t be shy to contact us!

Thus speaks Zarathustra the Cat

P.S. We restored this piece thinking about Guillaume, Mark, and the divine providence
We purr to our friend Susan for her kind help in deciphering Our mewsings into English

Образцовый котолюб всегда беспокоится, что там поделывает его котик, когда остается дома один.
Что частенько поделывать высшие существа, когда их рабы занимаются презренным трудом, можно узнать набрав «cat shaming» в поисковике. Этот мем расскажет много о кошачьей изобретательности в развлечениях себя, любимых и их слуг. Только вот слово «shaming» — пристыжение — совешенно неуместное, ибо высшие существа стыда не имеют.

Именно об этом думал гений поп-арта Рой Лихтенштейн, создавая свою знаменитую картину «Ох… Ну хорошо», которая оказалась диптихом:

Рой Лихтенштейн,
Рой Лихтенштейн, «Ох… Ну хорошо, котик»

С обретением второй части диптиха, смысл первой части картины (кстати, проданной на аукционе Кристис за $42.6 в 2010) становится ясен:

На второй, доселе, сокрытой части шедевра, изображены Мы, звонящие своему смиренному ассистенту, когда она в отъезде на какой-нибудь выставке.

Кот говорит: «Я разорвал твою справку НДФЛ, я  разгрыз твой телевизионный кабель, я нассал в твой тапок», а девушка смиренно принимает свою судьбу, отвечая «Ох… Ну хорошо», готовая немедленно бежать домой и воздать вестнику по заслугам, то есть, обнимать — целовать своего котика, как он того законно и требует.

Мы скромно рассчитываем предложить вторую часть шедевра тому же Кристи на продажу, ну скажем, за каких-то жалких $52.6 млн (инфляция как-никак)

Клянемся отправить всю прибыль на благие цели помощи бездомным животным!

Кристис, ау, не стесняйтесь, отзовитесь!

Так говорит Заратустра, Кот

P.S. Эта картина была отреставрирована в размышлениях о наших друзьях Марке, Гийоме и божественном провидении
Спасибо Сюзан за помощь в переводе с кошачьего на английский!